К основному контенту

Сама придумала. Сама обиделась. И про тюльпаны…

Иду домой с работы, захожу в магазин. Три мешка с продуктами. Руки всего две. Как так получается? С голода никто не умирает, магазины завтра не закроют. Ну, да не об этом. Топаю домой, 4 этаж, лифта нет. Вваливаюсь в квартиру. Сын дома в своей комнате.

Я начинаю шаркать и выразительно шмыгать носом. Тишина. Я глубоко вздыхаю. И у меня уже есть мысль и я ее думаю:

«Ему на меня наплевать. Только о себе и думает! Вот, избаловала». Пока дошла с пакетами до кухни обиделась уже на все 100%.

- Маа привет, как дела?

- Нормально (раздраженно).

- Ма, ты чё?

- Ни чё, - продолжаю я конструктивный диалог.

- Да что случилось то?

- Ты не мог мне помочь!? Трам-па-ра-рам…

- Почему ты не попросила, не позвала?

- А что? Так не понятно?! Трам-па-ра-рам…

Вот оно! Не понятно! И не должно быть понятно. Скажи, что тебе нужно. Попроси. Обозначь свое присутствие, состояние. Заяви о себе и своих потребностях и шансы быть услышанным и понятым многократно возрастут. Будь взрослым человеком, в конце концов, а не младенцем у которого нет дара речи. Это же так просто! Почему же это так сложно?!

Почему?

Когда ребенок рождается, до тех пор, пока он не освоил вербальный способ общения (речь), одной из функций матери является догадываться о его желаниях. И такая мать называется «достаточно хорошей». Но, оказывается, что этого еще не достаточно! Задача матери научить ребенка различать свои потребности и заявлять о них, как только ему становится доступна речь. Для этого, прежде всего, мать должна быть чуткой к своим состояниям и потребностям, уметь позаботиться и заявить о себе. Только тогда она сможет научить этому ребенка.

Ведь это так логично. Хочешь что-то получить – скажи об этом! Как я пойму, что ты от меня хочешь, если ты об этом выразительно молчишь? И, тем не менее, многим знакомы подобные фразы:

- Если мне надо тебе говорить о том, что мне надо, - то мне уже ничего не надо!

- Должен(на) сам(а) понимать! Не маленький(ая). Должен(а)догадаться.

- Если мне надо тебе что-то объяснять, – мне проще самой(му).

Когда я слышу подобные фразы, у меня возникает образ канатоходца, который без страховки идет по канату, натянутому над минным полем. Невероятное напряжение, очень много ответственности, страха и неуверенности. При этом шансы справиться («выжить») практически нулевые.

Почему так сложно попросить?

"Сынок, встреть меня, возьми сумки, погуляй с собакой, поешь сам, я устала, и т. д. и т. п."

Во-первых, мы не умеем этого делать напрямую, ведь о своих желаниях заявлять не хорошо, не скромно. Мы привыкли угадывать желания родителей, стараться угодить, «вызвать любовь на себя». И, если наши близкие не отвечают нам тем же, - это вызывает сильную тревогу, опустошение и гнев. Если Ваши желания не угадываются, значит вас не любят.

Во-вторых, страшно получить отказ! Потому, что отказ сразу воспринимается как отвержение. Сынок сделает недовольное лицо, будет ворчать, лучше сама, только бы этого не видеть.

В-третьих, то, что мы не просим, дает нам такое поле для всевозможных манипуляций! Мы чувствуем себя привычнее и безопаснее, когда прячем обиды как козыри в рукавах. Придерживаем до «подходящего» момента. Но, тогда надо себе признаться, что это игра не по правилам. Это шулерство!


И про тюльпаны

Весна. Вечер. Я, как мне кажется, совершенно недвусмысленно намекаю мужу на то, что хочу букет тюльпанов:

- Ммм, весна, птички, сегодня видела такие красивые тюльпаны…

Вечером следующего дня он приходит почему-то без цветов.

Хм, ладно, думаю. Попробую еще разок для недогадливых:

- Мммм, весна, птички, мне так нравятся тюльпаны…

Вечером следующего дня картина повторяется и я перехожу в наступление:

- Слушай, ты что издеваешься? Я уже два дня тебе намекаю, что хочу тюльпанов!

Растерянный муж чувствует себя виноватым, обещает исправиться. Я, конечно, про себя думаю, что все безнадежно испорчено, теперь это уже все не то.

Вечером следующего дня, я открываю дверь, вернувшемуся с работы мужу.

При виде меня, у него белеет лицо, округляются от ужаса глаза и он, хлопая себя ладонью по лбу, хрипит как раненый зверь:

- Ааааа… Я тюльпаны забыл!

И тут уже мне становится не по себе.

Это как же надо было постараться, чтобы одним своим видом вызвать такую реакцию у самого близкого человека.

- Да ну их нафиг!

Сколько мы не получаем из-за того, что не просим, не озвучиваем свои желания.

Сколько обиды из-за этого мы в себе носим!

Хочешь тюльпанов - скажи. Хочешь поныть - скажи.

- Мне сейчас не нужны твои советы, я просто хочу поныть, пожалей меня.

- Ок. Сколько тебя жалеть? 5 минут хватит?

- Ну, нет! Минут 30.

- Договорились, завтра ною я).

Давайте учиться называть вещи своими именами. Казалось бы – элементарно. Но как же это сложно!


Автор Каменецкая Елена Викторовна

Популярные сообщения из этого блога

Аудиокнига Перлз Ф. Практикум по гештальт-терапии

«Практикум по гештальт-терапии» справедливо относят к числу классических работ по теории и практике гештальт-терапии - одному из ведущих направлений мировой психотерапии. Эта книга развивает теорию метода и предлагает десятки упражнений-экспериментов, помогающих читателю заново открыть самого себя, осознать свои истинные устремления и потребности и научиться эффективно и с удовольствием проживать собственную жизнь.

Аудиокнига Перлз Ф. "Эго, голод и агрессия"

Фредерик Перлз - выдающийся психотерапевт, основатель гештальттерапии.
С издания его книги "Эго, Голод и Агрессия" начинается отсчет нового направления психотерапии.
Этой работой Перлз обозначил раздел между традиционным психоанализом и гештальттерапией, опирающейся на абсолютно другие, новые философские и методологические основы.

Аудиокнига Карен Хорни Невроз и личностный рост

Карен Хорни - немецко-американский психолог, психоаналитик, ученица З. Фрейда, разработавшая наряду с К.Г. Юнгом и Э. Фроммом новый подход к психоанализу. В книге представлено описание невротической личности, с ее конфликтами, переживаниями и многочисленными затруднениями, испытываемыми во взаимоотношениях с окружающим миром. Рассматривая различные типы неврозов, автор сосредотачивается на описании определенной структуры характера, присущей, в той или иной степени, всем невротикам и приходит к выводу о существенной важности воспитания для развития личности.